В Театре имени Леси Украинки представили украинско-канадский спектакль

Трагикомедию «Прощальное танго» Национальный академический театр русской драмы им. Леси Украинки поставил совместно с Русским драматическим театром им. Леонида Варпаховского (Канада). Иностранцев в спектакле представляют режиссер Григорий Зискин и актриса Анна Варпаховская, играющая в Монреале, Киеве и Москве. С нашей стороны задействованы актеры Юрий Дяк и Анна Наталушко.

Третий — пришлый

Прощальное тангоСпектакль поставлен по одноименной пьесе известного итальянского драматурга Альдо Николаи. Сюжет его таков: попрыгунья-стрекоза Эдда (Анна Варпаховская), привыкшая порхать по жизни и купаться в роскоши, вдруг обнаруживает, что красота ее увяла, поклонники ушли в мир иной, родных нет, а телефон давно и упорно молчит. Как правило, от уныния в таких случаях спасаются одним — начинают жить прошлым. И Эдда в этом плане не оригинальна: она упивается невероятными рассказами о былых любовных похождениях и толпах завидных обожателей. Вот только воспоминания эти ее не греют (Эдда постоянно зябнет, кутается в плед и заливает тоску горячительными напитками), а единственную компаньонку домработницу Фоку (Анна Наталушко) эти байки и вовсе доводят до бешенства. Она давно раскусила свою хозяйку: немолодая итальянка живет в иллюзорном мире, сочиняя биографию на ходу. Отсюда едкая ирония со стороны Фоки, а это значит, что Эдда теряет благодарного слушателя. Замена прибудет неожиданно — в дверь позвонят, и в доме появится молодой незнакомец Элио (Юрий Дяк).

В «Прощальном танго» зрителей очаруют две потрясающие актрисы: Анна Варпаховская, играющая Эдду, и сама Эдда, исполняющая роль радушной хозяйки. Обе они так искусно заморочат голову, что вскоре вы совсем забудете о главном вопросе: кто этот загадочный неумытый мачо и с какой, собственно, целью он прибыл в дом Эдды. Что ни говорите, но даже самый капризный и взыскательный зритель в театре «сам обманываться рад», он с удовольствием примет правила игры, при условии, что игра настоящая. Эдда обхаживает парня как родного, тараторит без умолку — она счастлива, что наконец-то заманила к себе свободные уши. Для приличия она предположила, что, возможно, паренек вор, но тут же, никому не дав и слова вставить, оправдала — не в ее интересах отпугивать потенциального зрителя ее импровизированных мини-спектаклей.

 Прощальное танго

Забегая наперед, скажу, что развязка этой истории до смешного банальна и предсказуема, но при этом настолько не ожидаема зрителем, что становится даже немножко обидно за себя: как же это мы сразу не догадались, зачем приехал Элио?! Тем более что по тексту пьесы разбросаны подсказки — намеки, на которых обычно акцентируют внимание режиссеры, идущие по пути наименьшего сопротивления либо недооценивающие публику, считающие своим долгом все хорошенько разжевать и ткнуть носом в очевидное. Григорий Зискин шел от обратного — он тщательно запутывал следы и все-таки усыпил нашу бдительность.

 Над пропастью во лжи

Анне Варпаховской в «Прощальном танго» досталась самая сложная роль — многословная и многослойная. В первых сценах эта героиня производит впечатления взбалмошной, капризной, но довольно безобидной. Какое-то время зритель для себя ее оправдывает. На самом деле: как еще выплескивать свой бурный темперамент незамужней итальянке? С появлением молодого человека Эдда Варпаховской в своей благодетели, кажется, доходит до предела, но неожиданно сбрасывает личину, обнажая истинную суть — циничность, расчетливость и властность. К сожалению, момент этой перемены и ее причина в спектакле размыты, но актриса явно меняет тональность игры. Эдда предлагает Элио кров и еду за то, что тот останется с ней и по ночам будет выслушивать ее басни, то есть, по сути, покупает его уши. Казалось бы, хозяйка дома рассказывает парню все те же истории из вымышленной жизни, но уже не заискивает перед ним, дает ясно понять, что теперь он ее вещь, а посему должен служить без лишних разговоров.

 

Но еще пара эпизодов — и Варпаховская постепенно обнажает уязвимое место своей Эдды — паническую боязнь одиночества. Имея дело с постоянно играющей героиней, актрисе, должно быть, сложно отчетливо дать понять зрителю, где именно она настоящая (ведь мы уже не верим словам коварной сеньоры). Но несколько подходящих для этого моментов создатели спектакля все-таки нашли. Один из них — пара минут между звонком в дверь и первым появлением героя Юрия Дяка. В эти мгновенья Эдда остается в комнате одна — ей не перед кем играть и притворяться. И то, с какой почти детской непосредственностью она спешит прихорошиться для гостя (человека, заметьте, незваного и незнакомого, но до такой степени долгожданного!), как смешно суетится, не скрывает переполняющих ее эмоций, говорит больше, чем обычно, когда жалуется на бессонные одинокие ночи. Тот же ужас — неконтролируемая эмоция — одолевает героиню Варпаховской при мысли о смерти. Буквально на мгновения актриса позволяет своей героине расслабить мышцы лица, забыть о постоянном позировании на публику. Перед нами Эдда немного растерянная, но не жалкая — было бы, по меньшей мере, странно, если бы при ее стальном характере она вдруг «раскисла».

Прощальное тангоРоли Фоки и Элио не так тщательно выписаны драматургом, но и Анна Наталушко, и Юрий Дяк показали себя достойными партнерами Варпаховской. Домработница Эдды, эксцентричная и хамоватая Фока, игнорирующая субординацию, чем-то напоминает нашу украинскую Химку — такой палец в рот не клади. Чувство собственного достоинства этой девушки зашкаливает, но, постоянно огрызаясь на хозяйку, служанка по-своему любит и жалеет ее. Их вечные споры и пререкания — результат подыгрывания Фоки своей чудаковатой сеньоре. Пожалуй, на это можно списать некоторые моменты переигрывания самой Наталушко. Актрисе достался интересный «инструмент» (Фока не столько говорит, сколько фыркает и прыскает, выказывая свое неудовольствие), которым временами она чересчур увлекается. А, кроме того, крайне утрировано проявляет свой темперамент (с остервенением мелет кофе или массирует хозяйке шею). Юрий Дяк, напротив, был несколько зажат. Это особенно заметно в финальных сценах, в моменты эмоциональных всплесков. В остальном причины не всегда логичного поведения его героя на сцене становятся вполне понятными после раскрытия всех карт.

В целом, «Прощальное танго» — спектакль изящный, насыщенный юмором. Его создатели четко вписались в рамки заданного жанра — трагикомедии. От смешного до грустного здесь один шаг, и перед каждым из этих шагов актеры не раскачиваются, для нас незаметен момент их внутренней перестройки. Правда, в конце второго акта есть несколько «скользких», рискованных моментов, в которых можно скатиться до уровня мелодрамы: кажется, что вот-вот Эдду захлестнет сентиментальность и случится непоправимое для спектакля такого плана — хеппи-энд. Благо, этого не происходит, в зале не шмыгают носами, а трезво уясняют суть: главная героиня не изменит себе. Да и нужно ли ей это? В финале Эдда любуется фантомными белыми бабочками, скрашивающими ее бездарно прожитую жизнь.

 

 

Елена Францева

"Известия", 24 октября 2011

Нет комментариев

Комментировать.

E-mail: Пароль: Регистрация Забыли пароль?

Перед тем как написать комментарий, ознакомьтесь с правилами сайта.
Внимание! Комментарии незарегистрированных пользователей будут размещаться на сайте после проверки администратором.

Ваше имя:
protect